ОНИ НЕ ПРОЙДУТ 4,5,6 (Продолжение 2) - 18 Июля 2014 - Блог - moy-testsite
Главная » 2014 » Июль » 18 » ОНИ НЕ ПРОЙДУТ 4,5,6 (Продолжение 2)
11:42
ОНИ НЕ ПРОЙДУТ 4,5,6 (Продолжение 2)

                            ОНИ   НЕ   ПРОЙДУТ 4,5,6 (Продолжение 2)

                  (Начало читать здесь, предыдущее читать здесь)

                                                         4

… Я проснулся в уютном кресле доктора от резкого щелчка. Доктор протянул мне руку и помог встать.

— Как вы себя чувствуете? — его заботам не было границ, но лицо мне никогда не нравилось. Неподвижная маска. И эти очки! Так и хочется сорвать их и заглянуть ему в глаза. Руки сами тянуться. Но доктор предусмотрительно отходит в сторону.

— Ну что ж, вы совершенно в порядке, но на сегодня никакой  работы. Отдых и ещё раз отдых. Завтра утром, перед отъездом, зайдите ко мне. Ну а теперь до свидания, — и он  выпроводил меня на улицу.               

Невдалеке Маша выходит из озера. У неё очень  красивая  фигура. Она машет мне рукой, и я послушно иду к ней.

Что-то не так, но что именно, я не могу понять. Песок на пляже шуршит под ногами, ветер перебирает листья тополей, которые растут вдоль всего берега. Маша обнимает меня, целует. Как я рад ей, как я её люблю. Мы знаем друг друга уже много лет, но она мне нравится всё сильнее. Но что же не так сегодня?     

   — Давай окунись, и пойдем  домой ужинать. Я уже всё приготовила. Шампанское в холодильнике.

Шампанское… Мы каждый год отмечаем годовщину нашей свадьбы.

— Ты  иди, я сейчас, быстро — на ходу сбрасывая с себя рубашку и брюки, я прыгаю в воду. Приятная прохлада обжигает все тело. Я не хочу сразу выныривать, и плыву под водой, пока хватает сил, и только тогда, когда в ушах раздается  невыносимый звон, а сердце готово выпрыгнуть из груди, я выныриваю и набираю в лёгкие свежего воздуха.

От напряжения перед глазами круги. Это немного раздражает, мне кажется, я недавно испытывал такое ощущение. Какая-то смутная мысль промелькнула в голове, но я не успел за неё ухватиться. Да что за чертовщина, надо взять себя в руки.     

 Я плыву к берегу кролем, рывок, еще рывок. Ну все, хватит, сейчас только отдышусь и пойду домой, Маша ждет.

На берегу никого нет, только доктор стоит на крыльце своего заведения и смотрит на меня.

— Как водичка? — спрашивает он.

— Отлично.

— Встретимся за ужином в столовой?

— Нет, мы ужинаем сегодня дома.

— Ах да, у вас годовщина. Вы мне говорили. Ну что ж, до завтра.

Я обтираюсь полотенцем, которое оставила мне Маша, одеваюсь и бегу домой.   

Как у нас все-таки  хорошо. Маша молодец, умеет создать уют в доме. Ужин великолепный, шампанское изумительное. Все так здорово.

Потом мы сидим на веранде, слушаем, как стрекочут кузнечики, и смотрим на луну.

Маша прижимается ко мне и шепчет:

— А помнишь, как  ты… А помнишь, когда…

Да, приятные воспоминания. Как хорошо вот так сидеть с любимым человеком, ничего не делать, просто болтать ни о чем.

Но все-таки завтра на работу, там Карл должен поставить какую-то задачу. Я постарался вспомнить, как давно мы знакомы с Карлом, кажется вечность, но как мы с ним познакомились, я вспомнить не мог, да это и не важно.

— Пойдем спать, дорогой, завтра рано вставать. Ты помнишь, тебе еще к доктору надо зайти.

— Да-да, конечно…             

                                                           5

Уже несколько дней мы бьемся над совершенно безнадежной задачей, которую поставил перед нами Карл. 

Почти все ребята из моего отдела вторую ночь не ходят домой. Сам Карл приходил ко мне и поставил ультиматум, если мы и дальше будем нарушать режим работы, то нас будут штрафовать.

Интересный он мужик. Сначала давит, мол, сроки очень ограниченные, а как нарушать режим работы, то категорически против. Говорит, что все мои ребята уже три дня не были у врача. Подумаешь, страшное дело, я раньше годами не захаживал к этой братии. Разве что, когда еще учился в школе, да и то только для того, чтобы взять освобождение, когда прогуливал уроки.

Карл подбросил чертовски интересную задачу. Нужно проанализировать интересы всех людей, выяснить их общие склонности. Причем речь идет не о какой-нибудь захудалой области, не об отдельной этнической группе и, даже не об отдельном государстве. Речь идет обо всем человечестве.

Я  раньше представить не мог таких масштабов. Если мы такое осилим, это будет переворот не только в рекламном бизнесе, но и во всех отраслях экономики, стратегическое развитие которой можно будет планировать на десятки, сотни лет вперед.

За эти несколько дней мы обработали огромный объем статистической информации, разработали новую методику изучения общественного мнения всех слоев населения. Но какие сумасшедшие деньги на это нужно будет выделить! Ведь только опрос и анкетирование жителей  Швеции потребует около восьмидесяти миллионов долларов, а речь идет о пяти миллиардах человек. Нет, какая бы не была мощная наша фирма, этого ей не потянуть. А как Хозяин планирует согласовать проведение опросов с правительствами? Этих чиновников забесплатно с места не сдвинешь. 

Карл говорит, что это не мои проблемы, пусть это меня не волнует. Наша задача разработать общую методологию, а про остальное — есть кому думать. А вот и он сам, легок на помине.

Карл решительно вошел в мой кабинет. Было заметно, что он чем-то недоволен.

— Алексей, ты что, решил извести себя и своих ребят? Ты когда был последний раз у врача?

— Позавчера, а что?

— Да нельзя же работать в таком ритме. Посмотри на Машу, измучил жену. Сам ночуешь по кабинетам, и ее заставляешь.

— Но, Карл, я же ее домой отправлял.

— Как же, ездила она. Без тебя — ни в какую. Так что давай, собирайся. Маша тебя уже ждет в машине. А чтобы ты не переживал за работу, я думаю,  мы организуем работу твоего отдела прямо на базе. Ребятам тоже надо побыть под наблюдением врача. Не дай Бог, что случится, что тогда?

— Да что же может случиться? И почему это фирма так печется о нашем здоровье?

При этих словах Карла аж передернуло, но потом, немного успокоившись, он сказал:

— Просто, если кто-нибудь заболеет, снизится производительность отдела, а что еще хуже, придется брать нового человека в группу. А это, сам понимаешь, еще потери. Пока войдет в курс дела, пока сработаетесь. Так что, давай, собирайся и езжай домой, надо отдохнуть. Твоих ребят я уже отправил.

Мне не нравилась настойчивость Карла, и я никогда не любил, чтобы меня слишком опекали. Поэтому я решил немного поупрямиться.

—  Ни о какой работе на базе не может быть и речи. Или мы отдыхаем, или работаем. А работать будем только в офисе. Как организовать работу отдела, я и сам знаю.

— Ну ладно, ладно. — Карл пошел на мировую. — А сейчас давай езжай домой.

Маша, как всегда, ждала меня в машине, сидя за рулем. Почему-то она не доверяла мне машину, хотя, мне кажется, что я вожу машину лучше ее.

— Машенька, дорогая. Почему же ты вчера не поехала домой? Да еще и наябедничала на меня Карлу, — пожурил я ее.

Та недовольно надула губки.

— Ну и как по-другому на тебя найти управу? Совсем как маленький мальчик. Увидел игрушку и вцепился в нее. Ни спать, ни есть тебя не заставишь.

— А ты не заставляй, — я обнял ее и поцеловал. — А домой езжай, если муж велел. Ну, да ладно, поехали. Действительно, я что-то устал сегодня.

— Маша, может быть, давай, я сам сяду за руль?

— Нет, сам говоришь, что устал. Да и вообще, это моя работа. Вот будешь моим секретарем — будешь водить.

— Я уже согласен.

— Сиди, сиди, «секретарь», — засмеялась Маша, плавно трогая с места.

Чтобы добраться до базы, надо проехать через весь город.

Может быть, это и к лучшему, что я не сам за рулем в час пик? Я не очень люблю ездить по городу, для этого нужно иметь железные нервы. Ты хочешь кого-нибудь обогнать, кто-то хочет тебя обставить, при этом, конечно же, подрезая тебя, оттесняя в сторону. В час пик у всех нервы на пределе, а еще, слишком много хамов сейчас село за руль, для которых вседозволенность стала нормой жизни. Эти, вообще, выскакивают на встречную полосу и жмут на газ, зная, что нормальный человек не захочет сталкиваться лоб в лоб и уступит дорогу идиоту. Но иногда попадаются и ненормальные, и тогда катастрофы уже не миновать, и, к сожалению, в нее попадают не только эти торопыги.

Ну вот, так и есть. Водитель маршрутки, подобрав пассажира, резко вывернул, не пропустив объезжающее его такси и, тот, чтобы избежать столкновения, выскочил нам на встречу, и протаранил крыло нашего «ниссана». Маша даже не успела увернуться. Она, разъяренная, выскочила из машины и набросилась на водителя такси. Тот явно не хотел признавать себя виновным и показывал пальцем на уезжающую маршрутку.

Я вышел из машины, чтобы подержать Машу в ее неравной, как мне показалось, битве и, уже собирался высказать таксисту свое мнение о его происхождении, как вдруг меня окликнула красивая женщина, сидящая в такси.

— Алексей, привет. Это же надо, встретить старого знакомого, да еще при таких обстоятельствах. Как у тебя дела в «Эдельвейсе»?

Я никогда не страдал  отсутствием памяти на лица. Но эту женщину я видел впервые, что нельзя было сказать о ней.

— Простите, я вас не знаю. — О таксисте я уже забыл.

— Да ты что, Алексей. Пару недель как перебрался в столицу, и уже забыл меня. Смотри, твой испытательный срок скоро закончится и, если так будешь себя вести, я тебя обратно к себе не возьму, — рассмеялась женщина.

У меня глаза на лоб полезли. Какой срок, куда к себе? Я действительно не мог вспомнить эту женщину, хотя с такими внешними данными, встретив ее раз, вряд ли забудешь.

Неожиданно ко мне подбежала Маша и, втолкнув в машину, кинулась за руль.

Резко газанув, она оставила стоять на дороге в недоумении таксиста и его пассажирку. Видно, из-за аварии Маша сильно разнервничалась. Лицо побледнело, руки дрожали. Отъехав с километр, она остановила машину и уставилась на меня 

— Ты с кем это сейчас разговаривал?

— Да сам не знаю, какая-то сумасшедшая. Говорит, что знает меня, что я у нее раньше работал. Бред какой-то…  

                                                            6

Тут с Машей случилась истерика. Она разрыдалась, закрыв лицо руками.

— Что же делать, что делать? — сквозь слезы повторяла она.

Я не ожидал, что из-за такой мелкой аварии так может расстроиться человек. Никто не погиб. В этой ситуации мы не были виноваты. Если проблема в ремонте машины, то надо было вызвать милицию, пускай составляют протокол, это их работа. А таксист деньги заплатит, если не сам, то через суд.

Я постарался успокоить Машу:

— Ничего же серьезного не произошло. Если даже фирма выставит нам претензии за машину, то мы без особого ущерба для семейного бюджета это дело уладим.

— Ты ничего не понимаешь, не так все просто…

— Да что непросто? Что же такого случилось? Объясни мне!

Маша только беспомощно рыдала, уткнувшись лицом в ладони и не обращая внимания на мои попытки успокоить ее.

Через минут пятнадцать она все-таки взяла себя в руки.

— Ты сможешь вести машину? Мне надо немного подумать.

— Нет проблем.

Я пересел за руль, а Маша забралась на заднее сиденье.

— Только езжай осторожно, не спеши. Нам и так неприятностей хватает.

Дальше ехали молча. Маша сосредоточенно о чем-то думала. За несколько километров от базы она попросила остановить машину у обочины.

— Давай выйдем, подышим воздухом, — предложила она.

Когда мы вышли, Маша взяла меня под руку и отвела в сторону от дороги.

— Дорогой, я хочу кое о чем тебя попросить, ты выполнишь мою просьбу?

— Конечно, — не задумываясь выпалил я. Ну о чем тут думать, когда тебя просит любимый человек.

Маша пристально смотрела на меня.

— Не говори никому про эту женщину. Мы просто столкнулись с такси.

— Да нет проблем, но я не вижу, что тут такого страшного. Подумаешь, какая-то сумасшедшая пристала ко мне.

— Я тебя очень прошу, забудь о ней и, ни в коем случае не говори никому, а то у меня будут большие неприятности.

— Маша, чего ты боишься? В нашей фирме я далеко не последний человек и, никто не посмеет обидеть мою жену.

— Если б это было так, — неопределенно вздохнула она. — Да, вот еще что, ты никогда не сидел за рулем. Об этом тебя, возможно, спросит доктор, но постарайся не проболтаться.

Наверное, Маша слишком устала и перенервничала из-за этой аварии. Ну при чем здесь доктор? Какое ему дело до всего этого? Но спорить с Машей я не стал, зачем добавлять ей еще неприятностей.

Мы подъехали прямо к медпункту. Как ни странно, нас уже ждали. Доктор провел меня в свой кабинет, а медсестра осталась поболтать с женой.

Меня удивило, что доктор в первую очередь спрашивал о случившемся на дороге. Как я и обещал Маше, о сумасшедшей незнакомке я ему не говорил. После небольшого осмотра и нескольких тестов доктор отпустил меня.

Маша ждала дома. Она была сильно встревожена, но когда я ей рассказал о нашей беседе с доктором, успокоилась. Все мои попытки объясниться ни к чему не привели.

Чтобы немного развеяться, мы решили погулять по лесу. Оказывается, несмотря на то, что уже столько лет мы живем  здесь, я совершенно не знаю окрестностей, в отличие от Маши.

Она повела меня по живописным местам, о существовании которых я и не подозревал.

Всего в полукилометре от нас есть прекрасная речка. Мы бродили по ее крутым берегам, собирали землянику, слушали пение лесных птиц.

Под вечер, когда уже возвращались, я решил сорвать для Маши несколько кувшинок, которые в изобилии росли в тихой заводи, там, где река делает крутой поворот. Но когда я потянулся за цветами, неожиданно поскользнулся и упал прямо в воду, изрядно испачкавшись в глине.

Хорошо что было уже темно, и по дороге домой никто не видел меня в таком виде. Дома я  первым делом пошел в ванную отмыться от грязи.

В ванной все блестело. Маша, в отличие от меня, поддерживает идеальную чистоту и в доме, и на работе.

Я включил воду, потянулся за мылом и, неожиданно, потеряв равновесие, свалился прямо в ванную, при этом сильно ударившись затылком. В глазах потемнело.

— Что с тобой? — кто-то тормошил меня за плечо. — Лешенька, что с тобой?

Надомной склонилась… две Маши. Точнее она была одна, но в двух обличиях — одновременно и малознакомая девушка, с которой я только недавно познакомился и … моя жена. Я совершенно голый лежу в ванной, а она перепугано смотрит на  меня, пытается помочь мне встать. Я даже смутился своей наготы и инстинктивно прикрылся.

— Что ты дорогой? Это же я. Как ты? Сейчас позовем врача.

В моей голове все перемешалось. Наверное, это не Маша «раздвоилась», наверное, это я сошел с ума. Я вспомнил случай, который произошел с моим знакомым однокурсником Семеном по прозвищу Эйнштейн. Ему все пророчили замечательное научное будущее. Но как-то, во время какого-то экзамена в университете, когда Семен отвечал на экзаменационный билет, он вдруг запнулся, потом пристально посмотрел на преподавателя, а затем тихо спросил:

— Разрешите полетать?

Преподаватель удивленно взглянул на Семена и недоуменно кивнул головой. Семен встал, расправил руки в виде крыльев и, издавая жужжание, стал выписывать пируэты между столами аудитории. Поначалу никто ничего не понял, и только преподаватель пулей выскочил из аудитории. Он вернулся через полчаса в сопровождении декана и нескольких санитаров. С тех пор я только однажды видел Семена, это был затравленный человек, который постоянно опасливо озирался и с тоской посматривал в небо.

Все эти воспоминания мигом пронеслись в моей голове. При упоминании о докторе, я представил себя на месте несчастного Семена.

— Не  надо доктора, все нормально. Подумаешь, шишка небольшая, — я постарался изобразить улыбку на лице. Но слова предательски застревали у меня в горле.

— Да что с тобой? Алексей, ты меня пугаешь. Давай я помогу тебе встать. Пойдем, приляжешь. Я сейчас позвоню и вызову врача.

Не знаю как, но мне удалось уговорить Машу оставить меня, а самой идти спать. Сам же я остался в ванной и стал изображать радостного тюленя, который дорвался до воды. Меня ужасно тошнило, я еле сдерживал рвотные позывы, и желание выскочить из ванной и бежать куда угодно, лишь бы подальше отсюда, но продолжал плескаться.

Через некоторое время все же удалось успокоиться и взять себя в руки.

Ведь я только пару недель, как приехал сюда. Тогда мы и познакомились с Машей. Но как же, ведь мы с ней женаты уже несколько лет, у нас недавно была годовщина.

В голове все смешалось. Я вспомнил лицо лысого очкарика, склонившееся надо мной...

Воспоминания приходили сами по себе и вытесняли те радужные образы, которые с таким усердием в меня вложили. Постепенно я начал понимать, что не рехнулся. Но от этого легче не становилось. Зачем кому-то понадобилось делать из меня «примерного семьянина»? И как они сумели это провернуть? Неуверенность, сомнения, все это терзало меня. Этот кошмар, наверное, никогда не кончится.

Холодная вода, которая уже порядком остыла, немного привела меня в чувство. Пришлось вылезать из ванной. Я зашел в спальню. Маша, похоже, уже спала. Лезть к ней в постель почему-то не хотелось. Она хоть и красивая, но теплых чувств уже не вызывала. Первое желание убежать куда-нибудь я уже преодолел, а что делать еще не решил. Поэтому я ушел в другую комнату, чтобы попытаться вновь все обдумать.

Вспомнилась неожиданная встреча с Шефом. Если бы она только знала, в какую историю меня втянула. Хотя, при чем здесь она? Она только познакомила нас с Карлом. Решение я принимал сам. Решение.… Недаром еще тогда подумалось о бесплатном сыре в мышеловке.

И почему  Маша так испугалась этой встречи? Она не только не доложила об этом происшествии, но и просила меня никому не рассказывать.

А ведь она тогда очень сильно испугалась, при чем, явно не за меня. Видимо она работает не только на фирму, и у нее есть и свои  интересы. На этом можно попробовать сыграть. Надо будет поговорить с ней, когда мы будем ехать на работу…. А может, все-таки, лучше дать деру отсюда, пока не поздно?... 

(Продолжение читать здесь)

Иценко Александр Иванович       

Категория: Проза | Просмотров: 599 | Добавил: inok | Теги: 6 (Продолжение 2), ОНИ НЕ ПРОЙДУТ 4 | Рейтинг: 4.8/8
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]