ОНИ НЕ ПРОЙДУТ 2,3 (Продолжение) - 6 Июля 2014 - Блог - moy-testsite
Главная » 2014 » Июль » 6 » ОНИ НЕ ПРОЙДУТ 2,3 (Продолжение)
21:51
ОНИ НЕ ПРОЙДУТ 2,3 (Продолжение)

                                           ОНИ   НЕ   ПРОЙДУТ (Продолжение)

                                          (Начало читать здесь)

                                                            2

        Вопреки моим предчувствиям, на новом месте мне понравилось. Офис почти в центре столицы, отдельный кабинет — мечта бюрократа, только нет нарукавников и линейки, чтобы мух бить. В моем кабинете компьютер, два телефона — внешний и внутренний, свежая пресса на столе. Личной секретарши, правда, не было, но, чтобы выпить чашку кофе, достаточно по внутреннему набрать «03». С чувством юмора у них всё в порядке…

        В первый день на  новой работе Карл представил меня совету директоров. Очень странная публика. Некоторые из них задали мне совершенно идиотские вопросы, на которые я постарался дать не менее идиотские ответы. Затем были хлопоты по обустройству на  новом месте и размещение «на постоялом дворе», так они называли фирменные апартаменты.   

        Поселили меня за городом в отдельном коттедже, на какой-то бывшей базе отдыха, которую фирма выкупила за бесценок. В соседних коттеджах  жили такие же, как я, «представители фирмы», некоторые холостые, некоторые с семьями. Большое озеро с прекрасным пляжем и много других достопримечательностей.

       Со словами:

        —  Ну что ж, пока размещайтесь, а завтра ждем в офисе, — Карл распрощался и убыл в неизвестном направлении.

         Моё размещение состояло в том, что я бросил сумку на кровать и обошёл свои владения — две комнаты, ванную, туалет и веранду. Так шикарно я нигде не жил. Интересно, во что мне это выльется, сколько с меня сдерут за это «бунгало»?  

        Остаток  дня я провёл, слоняясь по базе отдыха. Тут было всё — столовая, теннисный корт, биллиардная и даже кинотеатр. Когда мне надоело бесцельное брожение, я растянулся на песке, наивно предполагая, что сейчас обо мне забыли. Но через минут пять подошла миловидная девушка в белом халатике и предложила пройти с ней.

        Я уже начал надеяться, что мой «атлетический торс» вызвал у местных красавиц восторг, но девушка провела меня в один из кабинетов медпункта, а  сама, невинно улыбнувшись, вышла, закрыв за собой дверь.

        Через минуту её сменил лысый очкарик неопределённого возраста, который, представившись местным доктором, начал приставать ко мне с дурацкими вопросами, вроде таких, как: «помню ли я, как меня зовут, или к какой сексуальной группе я себя отношу». На что я ответил, что секс - дело   интимное, и при занятии этим делом никакие группы  не нужны, только хорошенькая партнерша. Все мои ответы он тщательно заносил в какие-то анкеты, видимо, считая их перлами гениального философа.

        Промучив не менее часа, Док отпустил меня, напутствуя:

        — Ну, если у вас будут какие-нибудь проблемы со здоровьем, обращайтесь ко мне. — Можно подумать, я с этим полезу в совет директоров.

        Когда я вышел из медпункта, уже смеркалось. Я побрёл в свой коттедж и завалился на кровать. Так стремительно события в моей жизни никогда еще не разворачивались. Это что, сказка или цирк? И какая роль мне здесь отведена? Снедаемый вопросами о том, как случилось, что мной заинтересовались «верховные жрецы»  рекламного бизнеса, зачем я им вообще понадобился, почему я так легко согласился на их предложение, я не заметил, как уснул.

        Сон был тяжёлый и непонятный. Сначала доктор норовил предложить сделать мне операцию и что-нибудь отрезать, затем Карл, ехидно хихикая, тащил меня куда-то, чтобы выпить на брудершафт. 

        Наутро радостный женский голос из репродуктора пожелал «уважаемым господам» доброго утра и предложил через сорок минут прибыть в столовую на завтрак. Это было очень кстати, потому что я чертовски проголодался.

        В столовой было довольно-таки людно. Меня радушно встретила диетсестра и показала свободное место.

        Не успел я распробовать достоинства местной кухни, как тот же радостный женский голос объявил, что автобус для доставки «уважаемых господ » в центральный офис убывает через десять минут. Мне, как простому человеку, конечно, хотелось задержаться в столовой, но  как «уважаемому господину» пришлось топать к автобусу.

                                                          

                                                          3

        На рабочем столе меня уже ожидал план-график работы на сегодня. Этим я был неприятно удивлён. Неужели мне придётся делать всё по их указке?

        Через десять минут я уже сидел в малом конференц-зале, так здесь называли небольшой кабинет, где едва вмещалось десять-двенадцать человек. Там проводилась презентация новых рекламных проектов.

        Первыми представлялись рекламные плакаты. Один должен был призвать всех немедленно покупать строительные материалы и, причём, только во вновь построенном центре строительных материалов. Другой, с помощью внушительной кругленькой женской задницы, должен был убедить всех бросить все дела и кинуться читать какую-то никому не известную газету.

        После представления плакатов шефом группы художников началось бурное обсуждение. В основном все хвалили творческий подход художников.

        Тут из тёмного угла раздался голос Карла:

        — А что поэтому поводу думает наш новый сотрудник? Кстати, познакомитесь с ним, — и он кратко представил меня.

        Все уставились на меня. Кто смотрел с недоумением, кто с любопытством. Я встал, ещё не решив, что говорить —  правду, от которой могу пострадать, или покривить душой, переступив профессиональную гордость.

        — Ну что же вы? — заметив мою нерешительность, требовательно спросила заместитель шефа отдела художников, симпатичная  блондинка, — Мы ждём ваших ценных замечаний, — съязвила она.

        Это она сделала совершенно напрасно. Я не люблю, когда со мной говорят в таком тоне, и поэтому решился.

        — Мне, конечно, понравилась техника решения данных проблем, подобранная цветовая гамма, размещение объектов на плакатах, — я видел, как лица художников расплываются в самодовольной улыбке.

        — Можно назвать новаторством представление строительных материалов парой молодых, энергичных рабочих, — улыбки стали ещё шире, — но… — я сделал  длинную паузу глядя на ещё ничего не подозревающих художников, — Но поглядите на первый плакат. Я, конечно, понимаю, что строительные материалы должны рекламировать не интеллектуалы, а люди физического труда, но не до такой же степени. Посмотрите внимательней на лицо девушки-маляра, или кто она такая. У неё брови шире, чем лоб. Вы что, хотите сказать, что только таким дебилам место в новом супермаркете? Наверное, вы хотели заинтриговать покупателя, чтобы он непременно зашел в новый магазин. Но где  интрига? Её здесь нет. А может, вы хотели показать преимущества данного магазина? На вашем плакате кроме названия новой точки продажи стройматериалов ничего нет, вы даже забыли указать адрес нового магазина.

        Улыбки сменились на гримасы ненависти, и эта ненависть явно была направлена в мой адрес.

        —  А по поводу рекламы газеты, — продолжил  я. — Конечно, если просто написать название нового издания, вряд ли кто-нибудь обратит на это внимание, а вот мимо аппетитной голой женской задницы мало кто пройдёт равнодушно. Но нельзя исходить из того, что чем больше задница, тем лучше реклама. Лично я не против того, чтобы она присутствовала на плакате, но не центральным сюжетом.

        — Да что вы понимаете в рекламе? — взвился шеф художников.

        По выражению лица его зама, этой блондиночки, мне стало ясно, что я не её идеал. Но дело было сделано, камень брошен в муравейник и кто-то от этого пострадает, возможно, это буду я.

        Напряжение в кабинете росло, основная масса присутствующих высказывала своё неодобрение и, в основном, по поводу никому не известного наглеца, то есть меня. Некоторые члены совета директоров даже начали высказывать предложение прервать мой испытательный срок.

        В это время в зал вошёл какой-то человек в темных очках, которого я раньше не видел. В его присутствии все замолчали.

        — Я думаю, что новичок прав. Эти плакаты не пойдут. Карл и вы, — он повернулся ко  мне, — зайдите в мой кабинет.

        Незнакомец резко повернулся и вышел. По суетливым движениям Карла я понял, что и мне следует поторопиться.

        За дверью я только успел спросить Карла:

        — Кто это?

        — Хозяин, — коротко ответил тот.

        Когда мы вошли в какой-то неприметный кабинет, Хозяин, сидя за столом, снял очки и в упор посмотрел на меня. От его взгляда мне стало не по себе. На меня смотрела черная бездна, от  которой веяло холодом. 

        Как будто поняв моё замешательство, Хозяин отвёл взгляд и заговорил скрипучим голосом.

        — Ваше мнение, Карл?

        — Я  думаю, мы не ошиблись.

        — Поставим сразу основную задачу?

        — Нет, я  думаю, сначала проведем несколько предварительных разработок. Они впоследствии нам помогут.

        Я ничего не понимал. Единственное мне было ясно, что испытательный  срок я отработаю до конца.

        Хозяин вновь уставился на меня. Когда он заговорил, мне показалось, что его слова звучат во мне, причём от этого содрогаются все мои  внутренности.

        — Вы будете работать у нас. Непосредственным и единственным руководителем у вас будет Карл. Всех остальных вы можете либо игнорировать, либо задействовать как исполнителей.

        Он ещё что-то говорил, но я не слышал. В голове у меня стучало. Я чувствовал, что сейчас упаду в обморок.  

        Очнулся я в своём  кабинете. В кресле напротив удобно расположился Карл. На столе стояли  кофе и рюмки с коньяком.

        — Ну что, пришел в себя? Я думаю, немного коньяка тебе не повредит, — он протянул мне рюмку.

        Боль в голове не проходила. Я послушно выпил и уставился на пар, который струился от чашки кофе.

        — Что это было? — Голос был неприятно сиплый.

        — Я  думаю, доктор с этим разберётся. Сейчас выпей кофе, ещё немного коньяка и поезжай домой, отдохни. Маша тебя проводит. А завтра я поставлю тебе несколько задач, которые надо будет тебе решить и, чем быстрее, тем лучше. При необходимости можешь задействовать весь потенциал фирмы. Приказ уже подписан и сегодня будет доведен до каждого нашего работника.

        Какой приказ, какие задачи — я  не  понял, но думать мне не хотелось.

        Карл ушёл, оставив меня одного.  

        Хоть пить в одиночестве  — дурной тон, я всё же налил себе ещё рюмку.

        В кабинет вошла симпатичная девушка.

        — Привет, меня зовут Маша,— представилась она.

        — Привет, выпьете со мной? — в ответ спросил я. Было понятно, что она знает, кто я такой, и что мне представляться не обязательно.

        — Нет, сейчас не могу. Я должна отвезти вас домой и показать врачу, а потом не откажусь, если вы не будете против.

        Минут двадцать мы сидели молча. За это время я выпил ещё рюмку коньяка и чашку кофе, который заботливо приготовила девушка. Заметив, что мне уже лучше, она решительно встала со словами:

        — Давайте поедем домой.

        Я не возражал. Мной овладела какая-то апатия, но уже в пути я немного очухался.

        — Маша, вы кем работаете?

        — С сегодняшнего дня я — ваш личный секретарь.

        «— М…  да…, расту как гриб на помойке,— подумал  я, — может быть, завтра стану уже главой фирмы? Почему им так приспичило, как больному дизентерией после ведерной клизмы. Что им от меня  нужно?»

        —  А до этого?

        — До недавнего времени я работала секретарём-референтом у Маркьянова, но он внезапно уволился и куда-то уехал. Видимо, поэтому меня подключили к вам, Алексей. Вы не против, чтобы я вас так называла?

        —  Конечно возражаю, а точнее — возражаю против обращения на вы. Ты не против?

        — Я нет, но по условиям моего контракта мне это делать не положено, а нарушать его я побаиваюсь, здесь с этим очень строго, раз-два — и ты за бортом.       

        — Это как?

        — Да очень просто. Фирма, обычно, в контрактах старается предусмотреть всё до мелочей, вплоть до цвета волос и оттенков косметики.

        — Ничего себе. И как вы при этом себя чувствуете?

        — Обращение на «вы» касается только меня,— поправила меня Маша. — Ну, а вообще, если честно, то не очень приятно, но платят здесь чертовски хорошо, а мне нужны деньги.

        — Для чего? — Более дурацкого вопроса придумать было нельзя. Мало ли для чего нужны деньги молодой красивой девушке: наряды,  косметика, отдых на море.… Сейчас, кстати, очень модно ездить на Кипр, а может она вообще предпочитает во время отпуска потрошить египетские пирамиды.

        — Если всё будет нормально, через год-полтора я смогу открыть свою косметическую фирму. Во-первых, сейчас это очень выгодно, а во-вторых, люблю, чтобы все вокруг были красивые. Я, между прочим, врач - косметолог по образованию, закончила мединститут.

        Ну что ж, похвально. Во всяком случае, она не рассказала сказку «о несчастной жизни в многодетной семье, где мать умерла, отец — алкоголик, давно их бросил, она старшая дочь, осталась за кормилицу, вскармливает грудью семерых неполноценных и вот надеется скоро собрать деньги на операцию младшенькому, который в отличие от остальных  братьев - дебилов почти гений, но не может ходить и имеет лейкоз…».

        Пока я радовался, что моя секретарша  — очень умная и честная девушка, мы подъехали прямо к дверям нашего фирменного медпункта. Лысый очкарик уже поджидал нас.

        — Заходите, заходите, — радостно встретил он нас. — Ну что же вы, батенька, как это вас угораздило?

        При всем внешнем радушии нашего эскулапа, мне показалось что-то странное в его поведении. Лицо его ничего не выражало, почти  как маска. Темные стекла очков полностью скрывали его глаза, но мне показалось, что за ними прячется взгляд Хозяина, от чего мне стало опять не по себе.

         Как будто поняв мое состояние, доктор отвернулся к Маше и сказал:

        — Пока мы его осмотрим, зайдите к медсестре, она  хотела вас о чем-то спросить.

        После этого доктор взял меня под руку и повёл в свой кабинет. Там был приятный полумрак и необычайная  свежесть.

        Усадив меня в мягкое кресло, доктор сел напротив и завёл бессмысленный разговор. 

        За спиной доктора мелькали неяркие блики. Его голос действовал убаюкивающе. Кресло было не просто уютное, оно обволакивало меня, расслабляло. Не прошло и двух минут, как я почувствовал, что парю где-то высоко над землёй. Я отчетливо  видел поля, леса, реки. Видел нашу базу отдыха, копошившихся внизу людей. Затем облака скрыли от меня землю. Последнее, что я увидел, была черная пустота и далёкие звёзды.

        Продолжение читать здесь.

        Иценко Александр Иванович.

Категория: Проза | Просмотров: 869 | Добавил: inok | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]