Главная » 2013 » Январь » 24 » НЕОЖИДАННЫЙ ГОСТЬ
19:54
НЕОЖИДАННЫЙ ГОСТЬ

От автора:

Этот фантастический рассказ (кстати, у этой истории есть продолжение, следующий рассказ называется «Неразгаданная тайна»), один из моих самых любимых. Говорят смех, продлевает жизнь и, если этот рассказ вызовет на Вашем лице хотя бы улыбку (но надеюсь не улыбку сожаления или снисхождения), то я буду считать, что достиг своей цели.    

Иценко Александр Иванович                    

 

        НЕОЖИДАННЫЙ  ГОСТЬ

  

Тень  перед  капотом  появилась  так  неожиданно,  что  я  не  успел  рассмотреть,  кто  это  был.  Сработал  инстинкт  опытного  водителя.  Тело  работало  автоматически,  а  я  как  случайный  пассажир  спокойно  наблюдал  за  происходящим.  Завизжали  тормоза,  до  упора  вывернут  руль,  скользящий  удар  в  правую  дверцу,  машина  ударилась  о  бордюр,  выскочила  на  тротуар  и  затихла.   

Я  выскочил  из  машины  и  кинулся  к  месту,  где  появился  неизвестный.  На  дороге  сидел  мужичек  лет  шестидесяти  и  растерянно  моргал.  В  свете  уличных  фонарей  его  сморщенное  лицо  казалось  каким-то  беспомощным.

— Как  ты? — прохрипел  я.

Мужичек  удивленно  посмотрел  на  меня,  затем  покрутил  головой,  как  бы  рассматривая  себя,  и  неуверенно  произнес:

— Да  вроде  бы  ничего.

Меня  охватило  неприятное  оцепенение,  ноги  подкосились  и,  я  уселся  рядом  со  стариком  прямо  на  проезжей  части.

Мимо  проезжали  автомобили,  водители  сигналили  и  старательно  нас  объезжали.  Но  остановился  лишь  один,  да  и  тот,  посмотрев  на  нас  и  заглянув  в  мою  машину,  принял  решение  не  задерживаться  и  быстро  укатил  по  своим  делам.

Дрожащими  руками  я  достал  сигареты,  взял  себе  и  предложил  деду.  Тот  скептически  глянул  на  пачку  «Мальборо»  и  достал  старомодный  кисет.  Пока  я  безуспешно  возился  с  зажигалкой,  дед  успел  скрутить  самокрутку,  раскурил  ее и  предложил  мне  огоньку.

Молча  затягиваясь,  мы  продолжали  сидеть  на  дороге  и,  наверное,  это  могло  продолжаться  довольно  долго,  если  бы  ни  водитель,  медленно  проезжавшего  мимо  ЗИЛа,  который  привел  нас  в  чувства  отменной  бранью.  Он  высказал  свои  мысли  по  поводу  нас,  наших  родителей  и  родственников,  перечислил  достоинства  всех  современных  автомобилей,  и,  посоветовав  усовершенствовать  их,  приделав  к  ним  некоторые  человеческие  органы,  смачно  сплюнул  и  укатил  своей  дорогой.

Длинная  речь  остряка  водителя  меня  не  рассердила,  однако  из  оцепенения вывела. 

Поднявшись  сам,  я  помог  встать  старику  и  на  всякий  случай  спросил:

— Ты  как?  Может  тебя  отвезти  в  больницу?

Мужчина  отрицательно  покачал  головой  и  стал  озираться  по  сторонам.

— Ты  что-то  потерял? — поинтересовался  я.

— Угу.  Чемоданчик.  Понимаешь,  там  все  мои  вещи  и  деньги  на  дорогу.

Да,  видимо,  день  у  меня  сегодня  не  удался.  Мало  того,  что  с  утра,  припершиеся  в  контору   налоговики,  довели  моего  бухгалтера  Ксюху  до  истерики,  неожиданно  позвонили  чешские  партнеры  и  попросили  повести  их  на  экскурсию  по  городу,  как  будто  у  них  в  Праге  мало  достопримечательностей.  Пришлось  напоить  налоговиков  коньяком,  попросить  их  прийти  через  недельку,  подкрепив  просьбу  несколькими  зелеными  купюрами,  а  самому,  оставив  Ксюху  на  попечение  секретарши  Риты,   мчаться  в  гостиницу  встречать  партнеров  и  радостно  им  улыбаться.  Глаза  б  мои  на  них  не  смотрели.  Не  люблю  халявщиков.  Хотите  экскурсию,  наймите  экскурсовода,  а  так...

А  потом  еще  у  одного  из  них  «стащили»  портмоне  с  тремястами  долларами,  что  обнаружилось,  когда  он  полез   в  карман,  чтобы  рассчитаться  за  шубку  для  своей  жены,  которая  ему  приглянулась.  Поэтому  мне  пришлось  заплатить  полтыщи  своих,   кровных.  Его,  подлеца,  даже  не  смутила  разница  в  цене  и  его  предполагаемыми покупательскими  возможностями.

Контракт  они  все-таки  подписали,  но  совсем  не  на  таких  условиях,  о  которых  мы  договаривались.

А  теперь  еще  это  чудо  свалилось  мне  на  голову,  точнее  не  на  голову,  а  на  мой  новенький  «Форд».  Но  чувство  вины  все-таки   заставило  поинтересоваться,  чем  я  могу  ему  помочь.

Мужичек, смирившись  с  тем,  что  чемодан  его  бесследно  исчез,   нерешительно  спросил:

— Ты  б  меня, парень,  отвез  на  вокзал  и  дал  бы  телеграмму старухе,  чтобы  денег  выслала  на  дорогу,  а  то  видишь  какая  незадача.

Делать  нечего,  надо  помочь  старику.  Я  усадил  его  в  машину  и  повез  на  вокзал,  хорошо  еще,   что  это  было  мне  по  дороге.

— Дед,  ты  сам,  откуда  будешь? — искоса  рассматривая  его  провинциальный  костюм,  поинтересовался  я.

— Зови  меня  Степаныч,— представился  он,— а  тебя  как  зовут?

— Сергей  Иванович,— раздраженно  ответил  я.

— Значит  Серега,— не  обратил  внимания  на  мое  настроение  старик.

Пока  мы  ехали,  он  рассказал,  что  сам  из  села  Нечаева,  где-то  на  берегу  Байкала,  и  приехал  сюда  к  дочери,  но  ее  не  застал  дома,  та  укатила  с  мужем  не  то  Канары,  не  то  на  Карибы.  Ну,  в  общем,  поцеловав  двери  особняка  и  поговорив  с  недружелюбным  охранником,  Степаныч  направился  обратно  на  вокзал,  а  так,  как  время  было  позднее,  и  общественный  транспорт  уже  не  ходил,  он  потрусил  рысцой  на  своих  двоих,  пока  не  встретился  со  мной.

За те  несколько  минут,  пока  мы  ехали  к  вокзалу,  дед  своей  простотой  и  непринужденностью  так  расположил  меня  к  себе,  что  мне  стало  жалко  с  ним  расставаться.  Поэтому,  я   не  раздумывая,  сказал:

— Степаныч,  ну  его  к  черту,  этот  вокзал,  поехали  ко  мне,  переночуем,  а  завтра  я  тебя  отправлю  домой.

Деда  не  удивило  мое  предложение,  видимо  у  них  в  деревне  было  за  обыкновенное  помогать  друг  другу.  Он   только  сказал:

— Ты  не  боись,  Серега,  адрес  мне  свой  дашь,  и  деньги  я  тебе  тотчас  верну.

Добравшись  до  дома,  мы  со  Степанычем  устроились  на  кухне.  От  коньяка   он  отказался,  но  тут  же  поинтересовался,  нет  ли  у  меня   чего-нибудь  настоящего.  Смирновскую  он  оценил  по  достоинству,  а  на  счет  закуски  высказал  не  двусмысленное  сомнение.  Сразу  отмев  в  сторону  все  немецкие  копчености  и  итальянские  сыры,  он  полез  в  холодильник  и  попробовал  найти  что-нибудь  по  вкусу.  По  довольной  улыбке  Степаныча  я  понял,  что  поиски  его  увенчались  успехом.  Он  извлек  на  свет  божий  банку  шпрот  и  две  банки  кильки  в  томате,  которые  неизвестно  как  попали  в  холодильник.  Наверное,  когда  я  хотел  завести  кота,  то  приобрел  их  по  чьему-то  совету,  а  может,  приходящая  прислуга  принесла  их,  а  потом  забыла  забрать.

Степаныч  пил  много,  а  закусывал  мало,  но  при  этом  он,  в  отличие  от  меня,  не  пьянел.  Он  рассказывал  о  своей  жизни,  о  том,  как  здорово  у  них  в  деревне,  какая  там  замечательная  рыбалка. 

Я  слушал  его,  и  все  мои  сегодняшние  неприятности  отошли  на  второй  план.  Я  уже  не  расстраивался,  что  налетел  на  этого  симпатичного  старика  и  слегка  помял  свой  новенький  «Форд»,  и  не  удивился  себе,  когда,   не  задумываясь,  согласился  на  предложение  Степаныча  поехать  с  ним,  погостить    в  его  Нечаево.

Спать  мы  так  и  не  ложились.  Под  утро,  закончив  вторую  бутылку  «Смирновской»  я  сел  за  телефон.  Проинструктировав  Риту,  заказав  билеты  на  самолет  и  вызвав  такси,  я  принялся  собираться.  Набив  два  чемодана  всяким  барахлом,  я  посмотрел  на  Степаныча,  тот  неодобрительно  смотрел  на  мои  баулы.  Затем  он  подошел  к  ним,  выбрал  из  всего  спортивный  костюм,  туалетные  принадлежности  и  еще  немного  мелочи  уверенно  сказал:

— Этого  хватит.

На  улице  просигналила  машина,  это  подъехало  такси.  Покидал  я  свою  обитель,   опираясь  на  плечо  Степаныча.

Очнулся  уже  в  самолете,  когда  тот  шел  на  посадку.  Сначала  я  не  узнал  добродушного  деда,  который  сидел  рядом  со  мной,  но  после  нескольких  глотков  минеральной  воды,  предложенной  стюардессой,  вспомнил  свои  вчерашние  приключения  и  с  ужасом  представил  возможные  последствия  своего  необдуманного  поступка.

Сидящий  рядом  Степаныч  улыбнулся  и  подбодрил  меня:

— Не  боись,  Серега,  за  недельку  ничего  не сделается,  твоя  Рита  никуда  не  денется.

Видимо  он  решил,  что  Рита  это  моя  невеста.  Поразмыслив  немного,  я  решил,  что  могу  себе  позволить  отдохнуть  недельку.  Контракт  с  чехами  подписан,  а  дальше  от  меня  лично  мало  что  зависело,  со  всем  справится  Рита,  вот  только  налоговая.…  Ну  и  черт  с  ними,  ничего  они  не  сделают,  добивать  дойную  корову  им  не  выгодно.

После  посадки  мы  со  Степанычем  пошли  опохмеляться  в  буфет.  Что  было  дальше, я  помню  смутно.  Какие-то  веселые  лица,  мы  летели  на  вертолете,  затем  тряслись  на  мотоцикле.  Степаныч  заботливо  усадил  меня  в  коляску  и  укутал  одеялом.  Потом  все  исчезло.

Проснулся  я  в  светлой,  чистой  постели.  В  углу  тикали  старомодные  часы.  Из  открытого  окна  приятно  тянуло  прохладой.  Воздух  был  наполнен  непривычными  ароматами.  Уже  светало.  Во  дворе  какая-то  женщина  бранила  своего  мужа,

— Ну,  куда  ты,  старый  хрыч,  собрался  его  тащить.  Пусть  выспится  человек  с  дороги.  Нужна  ему  твоя  рыбалка.

— Не  мешай,  Акулина.  Поспать  он  может  и  дома,  а  сюда  он  приехал  на  неделю,  так  что,  пусть  все  посмотрит.

В  окне  появилось  лицо  Степаныча.

— Ну  что,  Серега,  выспался?  Давай  вставай,  пойдем  на  рыбалку,  так  все  проспишь.

Как  ни  странно,  голова  после  двух  дней  беспробудного  пьянства  не  болела.  Наскоро  одевшись  и  выпив  молока,  поднесенного  Акулиной  Петровной,  так  представил  свою  жену  Степаныч,  я  поплелся  за  ним  удить  рыбу.

И  вот  мы  битый  час  безрезультатно  сидим  в  лодке.  Солнце  нещадно палит.  Я  уже  превратился  в  выжатый  лимон.   Вся   вода,  которая  была  во  мне,   постепенно  перекочевала  в  рубашку,  но  снять  ее  я  не  решался,  так  как  в  этом  году  еще  ни  разу не загорал.

Я  уже  начал  сомневаться  в  правдивости  слов  Степаныча  о  замечательной  рыбалке  на  Байкале.  Мне  хотелось  плюнуть  на  все  это  и  рвануть  к  себе  домой,  забраться  в  контору  и  заняться  привычными  делами. 

Сидишь  тут  как  идиот,  уставившись  на  поплавки,  которые,  наверное,  ни  разу  не  погружались  в  воду    со  дня  их  появления  на  свет  божий.

Вдруг  Степаныч  сердито  сплюнул  и  сказал:

— Ну  ладно,  хватит  мутить  воду.  Чего  ты  хочешь?  Давай  вылезай.

Кроме  нас  в  лодке  не  было  никого,  поэтому  я  резонно  решил,  что  дед  обращается  ко  мне.  Такие  слова  мне  совсем  не  понравились.  Я,  было,  подумал,  что  у  старика  случился  солнечный  удар  или,  еще  хуже,  началась  белая  горячка.  И  это  было  не  мудрено.  За  несколько  дней  нашего  знакомства, мы,  сказать  по  правде,  не  просыхали,  а  как  долго  до  этого  он  прикладывался  к  бутылке,  я  не  знал.  Да  и  что  мне  было  известно  об  этом  странном  мужике?  Разве  что  выпить  не  дурак,  да  и  то,  что  он  сам  рассказал  о  себе.

Степаныч  похлопал  ладонью  по  воде  и  громко  повторил:

— Вылазь,  нечистая,  вылазь,  тебе  говорю!

  Я  уже  стал  поглядывать  в  сторону  берега.  Плаваю  хоть  и  не  очень,  но  шанс  добраться  до  берега  все-таки  есть.

Вдруг  вода  всколыхнулась  и  возле  правого  борта  появилась  миленькая  девушка.  Ее  вид  меня  несколько  озадачил.  Длинные  серебряные  волосы  струились  по  плечам  и  рассыпались  по  воде  великолепным  ковром.  Огромные  зеленые  глаза  были  украшены  длинными  черными   ресницами.

  Девушка  грациозно  подплыла  к  лодке  и  ухватилась  за  борт.  Купальника  на  ней  не  было,  но  это  ее  ни  сколько  не  смущало.

— Чего  надо? — бесцеремонно   спросил  Степаныч.

Девушка  пристально  рассматривала  меня.   Закончив  осмотр,  она  спросила:

— Закурить  есть?

Степаныч  достал,  было,  свой  кисет,  но  я  опередил  его,  предложив  девушке  «Мальборо».  Та  небрежно  закурила  и,  томно  поглядывая  в  мою  сторону  спросила:

— Не  жарко?  Может,  искупаемся?

— Но-но, — вмешался  Степаныч. — Покурила  и  давай  проваливай.  И  так  всю  рыбалку  испортила.

— Но…, — попытался  вмешаться  я.

— А  ты  помалкивай.  Тебе  что,  нормальных  баб  мало,  хвостатых  подавай?

  Девушка  рассмеялась,  весело  помахала  мне  рукой,  резко  развернулась,  взмахнула  хвостом  и  ушла  под  воду.

  Окаченный  водой  с  ног  до  головы,  я  растеряно  уставился  на  воду,  туда,  где  только  что  была  девушка.

— Что  это  было? — неуверенно  спросил  я. — Мне  показалось,  что  я  увидел…

Сказать  что  я  увидел,  я  побоялся.  Неужели  и  у  меня  началась  белая  горячка.

Степаныч  равнодушно  посмотрел  на  меня.

— Что,  русалку  не  узнал?

— Но  разве  бывают  на  свете  русалки?

— У  нас  все  бывает.  Тут  этой  нечисти  пруд  пруди.  Ну,  ты   не  зевай,  у  тебя  клюет,  сейчас  начнется.  И  действительно,  мой  поплавок  исчез  под  водой.  Я  резко  подсек  и  вытащил  огромного  леща.

Клев  действительно  был  исключительный,  и   Степаныч  тягал  одну  рыбину  за  другой.  Я  же,  то  ли  с  непривычки,  то  ли  из-за  того,  что  все  время  думал  о  русалке,  часто  зевал  и  никак  не  мог  вовремя    подсечь  рыбу.

Через  час  такой  ловли,  дно  лодки  было  заполнено  рыбой,  в  основном  пойманной  Степанычем.

Довольный  уловом,  старик  предложил   закончить  на  сегодня  рыбную  ловлю.

— Нам   со  старухой  рыбы  хватит,  да  и  тебе  в  дорогу  кое-что  соберем.  Так  что  поплыли  домой.

До  дому  добрались  мы  к  вечеру.  Я  все  пытался  расспросить  Степаныча,  откуда  здесь  появились  русалки,  но  он  только  пожимал  плечами.

Когда  за  столом  я,  как  бы  в  шутку,   спросил  Акулину   Петровну,  не  слыхала  ли  она  про  русалок,  та,  перекрестившись,  ответила:

— А,  опять  эта  хвостатая  появилась. 

А  потом,  подумав,  добавила:

— У  нас  и  не  такие  чудеса  бывают.  Хорошо,  что  не  так  часто.  Как-то  трехголовый  прилетал.  Все  огороды  потоптал,  а  потом  приперся  в  «Трактир»…

— Молчи,  старая, — сердито  сказал  Степаныч. — Почто  человека  стращаешь?  Дочка  со  страхов  в  город  сбежала,  внуков  не  привозит.  Боится,  чтоб  эта  нечисть  «не  травмировала   детские  души», — воспроизвел  он  слова  дочери. — Тьфу  ты,  Господи.

Я  поспешил  заверить  стариков,  что  к  слабонервным  не  отношусь,  и  попросил  рассказать  о  местном  феномене.

— Да  какой  там  «феномен», — передразнил  меня  Степаныч. — Это  клятый  Евстратыч,  объявил  себя  ученым,  делать  ему  нечего,  собрал  со  всей  округи  всю  эту  пакость,  привадил  ее  к  себе.  Тут  у  него  лаборатория  есть  неподалеку,   верст  триста.  Тоже  мне,  светило  хреново.  А  эта  нечисть,  когда  им  скучно,  бродит  по  окрестностям  и   шалит  понемногу.

Старик  сердито  встал  из-за  стола.

— Ладно,  давай  спать  ложиться.  Завтра  в  лес  идти  надо,  силки  проверить.

Спалось  мне  неспокойно.  Снилась  русалка,  которая  то  улыбалась  мне,  то  угрожающе  раскачивала  лодку,  а  то  кокетливо  виляла  хвостом.

В  лес  Степаныч  сходил  сам.  Когда  я  хотел  было  увязаться  за  ним,  тот  просто  сказал:

— Ты,  Серега,  отдыхай.  С  тобой  я  и  за  день  не  управлюсь,  а  так  один  по-быстрому  обойду  свои  места. А  к обеду  в  «Трактир»  пойдем.  Сегодня  воскресенье,  можно  немного  с  людьми  посидеть.

С  этими  словами  Степаныч  вышел  из  хаты.

Акулина  Петровна  хлопотала  возле  печки.  Через  минут  десять  она  позвала  меня  к  столу.

— Сереженька,  давай  кушать  будем.

Пока  завтракали, я  все  же  настоял,  чтобы  Акулина  Петровна  рассказала  про  трехголового. Неужто  это  и  впрямь — Змей-Горыныч.  Старушка  рассмеялась. 

— Я  сама  его  не  видела.  То  Степаныч  говорил,  что  когда они  сидели  в                  «Трактире»,  вдруг    туда  завалило  что-то  лохматое,  огромное,  грязное,  о  трех  головах  и  стало  требовать  водки.  Мужики  наши  так  и  обомлели.  Раньше  ведь  такого  не  было.  А  этот,  трехголовый,  пьет   себе  и  перцем  горьким  закусывает.  А  затем,  как  напилось,  оно  давай  девку  требовать.  Тут  мужики  уже  начали  возмущаться,  но  появилась  девка  из  лаборатории.  Трехголовый  сгреб  ее,  положил  головы  ей  на  колени   и  уснул.  Затем  приехали  люди  из  лаборатории  и  забрали  его.  Мужики  не  любят  рассказывать  про  тот  случай.  Еще  бы,  больно  они  струхнули  тогда.

Степаныч,  как  и  обещал,  вернулся  до  обеда. По-быстрому  переоделся  и  повел  меня  в  «Трактир»,  так  называлась  местная  забегаловка.  Веселье  там  было  уже  в  разгаре.  Степаныча,  видно,  там  уважали,  встретили   как  родного.  Народ  уже  знал,  что  нам  попалась  вчера  на  рыбалке  русалка,  и  они  весело  надо  мной  подшучивали.

— Ты, Серега,  небось,  струхнул?

— Да  нет,  он  как  увидел  голую  бабу,  так  чуть  не  сиганул  за  ней  в  воду.

Так,  потягивая  пиво,  мужики  забавлялись  над  новичком.  Затем  им  надоела  эта  тема,  и  они  начали  обсуждать  деревенские  новости.

Неожиданно  все  замолкли.  Я  оглянулся и увидел  на пороге  что-то  невообразимое.  Большой  шар  диаметром  приблизительно  в  метр  стоял,  широко  расставив  пять  ног.  Это  создание  мне  напоминало  сказочного  Колобка,  только  больших  размеров  и  более  неприглядного  вида.

Кто-то  сказал:

— А,  вот  и  Соловушка  пожаловал.

У  колобка  были  глаза,  и  нос  похожий  на  свиное  рыло.  Вдруг  под  носом  открылось  большое  отверстие,  существо  сунуло  туда  руку  и  начало  насвистывать  простенькие  мелодии.  Свист  был  противный,  да  и  музыкальным  слухом  существо  не  отличалось.  Но  мужики  внимательно  выслушали  странные  рулады  этого  создания.

Через  минут  десять,  когда  Колобку,  видимо,  надоело  свистеть,  он  с  протянутой  рукой  обошел  вех  присутствующих,  при  этом  смешно  семеня  своими  пятью  ногами.  Мужики  беспрекословно  давали  ему  деньги.

Я  понял,  что  это  своеобразный  рэкет  и  решил  денег  не  давать.  Но  когда  Колобок  подошел  ко  мне,  Степаныч  властно  сказал:

— Серега,  дай  ему.  С  тебя  не  убудет,  а   Соловушке  приятное  сделаешь.

Я  сердито  протянул  Колобку  пару  рублей,  и  тот  продолжил  свой  обход.  Затем,  подойдя  к  стойке  и  осушив  заранее  приготовленный  трактирщиком   стакан,  Колобок  поковылял  к  выходу.

— Кто  это? — спросил  я  Степаныча,  когда  дверь  за  Колобком  закрылась.

— А,  это?  Соловей-Разбойник, — равнодушно  ответил  дед.

— Кто…? — переспросил  я.

— Ну  да,  Соловей-Разбойник.  По  мелочам  подрабатывает  в  сельских  трактирах.  Все  же  лучше,  чем  свистеть  на  большой  дороге, — философски  добавил  он.

— А  если  б  я  не  дал  денег?

— Ну,  может,  свистнул  бы  на  полную  мощь,  а  может,  и  нет.  Он  сейчас  хворает,  видно  простудился  бедолага.

Мне  показалось,  что  Степаныч  надо  мной  смеется,  но  лицо  его  по-прежнему  ничего  не  выражало,  и  вел  он  себя  вполне  естественно,  как  будто  появление  Соловья-Разбойника  в  «Трактире»  было  делом  привычным.

Следующие  пару  дней  ничего  удивительного  не  происходило.  Я  уже  стал  подумывать,  не  показалось  ли  мне  все  это  спьяна.

Вечером,  когда  мы  сели  ужинать,  я  поделился  со  Степанычем   своими  сомнениями.  Тот  плеснул  нам  в  стаканы  водки,  которую  Акулина  Петровна  изготавливала  собственноручно,  и  сердито  сказал:

— Давай  лучше  выпьем,  Серега.  На  черта  тебе  эта  нечисть  здалась.  Живет  себе,  ну  и  пусть.  Главное,  чтобы  под  ногами  не  путалась, — философски  завершил  он  свою  мысль.

  По  моей  просьбе  Акулина  Петровна  постелила  мне  на  веранде,  где  я  с  удовольствием  устроился.

Аромат  лесных  трав  настроил  меня  на  лирический  лад.  Видно  из-за  плотного  ужина  сон  никак  не  шел.  Я  смотрел  на  мерцающие  звезды  и  вспоминал  свое  детство,  как  мальчишкой  любил  ходить  в  походы,  как  с  ребятами  с  нашего  двора  ездил  за  город  на  рыбалку,  как  любили  мы  тогда  петь  песни  возле  костра…

Вдруг  мне  показалось,  что  в  лунном  свете  что-то  промелькнуло.  Посмотрев  на  небо,  я  ничего  особенного  не  заметил.  Наверное,  это  была  ночная  птица  или  просто  померещилось.

Читать продолжение

 

ИЦЕНКО  АЛЕКСАНДР  ИВАНОВИЧ

13.09.05    

Категория: Проза | Просмотров: 466 | Добавил: inok | Теги: Неразгаданная тайна, фантастический рассказ, Иценко Александр Иванович | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]