ЭТА СТРАННАЯ ПЛАНЕТА ПЕРЕФЕР Глава 4 «Нема дурных» - 21 Июля 2013 - Блог - moy-testsite
Главная » 2013 » Июль » 21 » ЭТА СТРАННАЯ ПЛАНЕТА ПЕРЕФЕР Глава 4 «Нема дурных»
22:06
ЭТА СТРАННАЯ ПЛАНЕТА ПЕРЕФЕР Глава 4 «Нема дурных»

Предисловие к рассказу «Эта странная планета Перефер»:

 Как-то я спросил у дочки: «Как тебе нравится рассказ "Эта странная планета Перефер"»? Она мне честно ответила: «Слишком грубо».

Я задумался над ответом. На выручку пришла жена. Она сказала: «Это не просто рассказ, это крик души. А душа, когда она кричит, выражений не выбирает».

          Я благодарен своей жене, за то, что она так точно ответила на вопрос дочери. Возможно этот рассказ не самый лучший, но если в ране ковыряются, это не доставляет не только удовольствия, но и облегчения. Скажите, у вас есть желание жить на планете Перефер даже при всей ее самобытности? 

 

 

ЭТА СТРАННАЯ ПЛАНЕТА ПЕРЕФЕР

Глава 4

«Нема дурных»

(Предыдущее смотри здесь, начало смотри  здесь)

Какой-то злой рок преследовал меня на этой планете. Мало того, что у меня забрали весь мой туристический набор — видеокамеры, фотоаппараты и диктофоны, так я еще, налегая на шедевры местной кулинарии, умудрился отравиться в одном из многочисленных кафе или ресторанчиков. В результате  угодил в больницу.

Когда меня везли в больницу в машине скорой помощи, пожилая медсестра успокоила:

— Не переживай, сынок. У нас медицина бесплатная, но не забывай основное правило: «Кто лечится даром — тот даром лечится». Вот тебе свод основных правил нашей больницы, и неукоснительно их выполняй. И запомни, тебя везут не в простую больницу. Нужно заслужить чтобы попасть в больницу «Ветеранов Перефера». Тебе так повезло…

Когда меня привезли в приемное отделение, я был в полубессознательном состоянии. Несмотря на свое ужасное самочувствие, я заметил, что на мое появление в приемном покое никто не обратил внимания. Разве что, дежурный врач иногда подходил к моей каталке, грустно смотрел и, постояв минутку рядышком, печально вздыхал и безнадежно разводил руками. Затем он уходил к своим коллегам, которые бурно обсуждали последние новости и свои новые приобретения.

Женская половина медперсонала показывала друг другу новые кофточки и убегала в процедурную, чтобы их примерить. Представители сильного пола бурно обсуждали результаты последних спортивных состязаний.

Вдоль коридора, ведущего в приемное отделение, скопилось огромное количество  пациентов. Некоторые, как и я, лежали на каталке, кто-то сидел, а кто-то стоял, прислонившись к стенке. Возможно, мне только показалось, что их очень много. Из-за жуткого отравления у меня двоилось в глазах.

Наконец, после очередного обхода каталок дежурным врачом ко мне подошла санитарка и назидательно произнесла:

— Ты что, родимый, не знаешь первого закона медицины? — и тут же процитировала слова, которыми напутствовала меня медсестра  скорой помощи.

А затем, видя, что я из-за своего плохого состояния плохо соображаю, добавила:

— Дай доктору пару кредиток на ремонт аппаратуры, а то мне весь пол изгадишь, и вообще скоро окочуришься.

Внимательно посмотрев на меня и оценив, дошли ли до меня ее слова, санитарка пошла звать дежурного врача.

Что было дальше я не помню. Наверное, я выполнил рекомендации санитарки, потому, что очнулся уже в процедурной, где мне промывали желудок.

Полностью в себя я пришел уже в палате, которая чистотой и свежестью постелей не отличалась.

Заметив, что я пришел в сознание, соседи по палате оживились.

— О!... Жмурик ожил.

— А, новичок, ты когда прописываться будешь?

Один из соседей, оценив мое состояние, философски произнес:

— Если пациент имеет тягу к жизни – медицина бессильна.  

Не обращая внимания на философское настроение одного из больных, остальные соседи продолжали интересоваться сроками моей прописки в палате. Мое откровенное непонимание того, о чем идет речь, их не только не смущало, но, похоже, немного раздражало.

— Да дайте человеку отойти. Вы что не видите, что он еще еле ноги волочит? —вступился «философ». — Ему сейчас не только водки нельзя, но и на свет божий смотреть противно, — продолжал он.

— А кто его заставляет пить? Пусть народ уважит. Что он, мусуль что ли? — не унимались остальные. — А мы за его здоровье выпьем, может и ему лучше станет.

— Прописку еще никто не отменял, — поддержали его другие больные.

Протянутая рука одного из соседей не двузначно намекала, что с меня требуют денег. Возможно, сдача денег в общий фонд палаты и означала загадочное слово «прописка». А напоминание о мусулях живо пробудило в моей памяти случай, когда мне пришлось побывать в шкуре мусуля, поэтому я предпочел немедленно «прописаться». Спорить и доказывать, что я не мусуль у меня просто не было сил.

В это время в палату зашла медсестра. Это было видно не только по ее серой униформе, но и по гордой осанке. Она предупредила, что скоро придет лечащий врач и предложила сдать деньги на ремонт аппаратуры.

Сосед «философ» проворчал:

— Да какая у вас аппаратура? Градусник, клизма, стетоскоп да грязная униформа.

— И градусники новые покупать надо. И форму стирать. Все же за свои деньги делаем. Так что не грех и помочь, — парировала сестра.

— А что, градусники у вас одноразовые? – не унимался «философ».

Больные нехотя полезли в карманы за деньгами. Только самый старый заупрямился.

— Нету у меня денег. И вообще, медицина у нас бесплатная.

Медсестра равнодушно пожала плечами и со словами: «Ну, как знаете», вышла из палаты.

Вскоре пришла молодая, важного вида женщина. Она обошла всех больных по очереди и выдала им по таблетке. Я обратил внимание, что все таблетки, которые  она раздавала, были из одной пачки, хотя во время знакомства с соседями по палате они сказали, что болезни у них разные.

Возле моей койки врач остановилась. Она особо не стала выслушивать мои сетования на здоровье, а наоборот сама рассказала, как тяжело приходится местным врачам лечить больных.

Оказывается, что лекарства даже для тяжелобольных им приходится покупать за свои деньги, а когда они (деньги) у них заканчиваются, то больные должны покупать их себе сами. А еще грозное начальство заставляет их (врачей) делать ремонт палат, закрепленных за лечащими врачами, и все, опять же, за свой счет.

После этого она сказала, что моим родным нужно принести для меня постель, тарелку, ложку и чашку, так как всего этого у них в больнице катастрофически не хватает.

На мое робкое: «— Но у меня нет родных на этой планете. Я вовсе не переферец…», — врач посуровела взглядом и строго сказала.

— Ну, я не знаю, обратитесь к старшей медсестре, может она сможет вам чем-нибудь помочь. Выдать на прокат, что ли….  В общем, это ваши проблемы.

Я обратил внимание, что карман ее униформы, которая, кстати, была значительно белее, чем у медсестры, но сероватый оттенок все же носила, был слегка оттопырен. Тогда изловчившись, я положил в него одну кредитку.

— Как это понимать? — возмутилась врач. — Вы что себе позволяете?

— Это для ремонта аппаратуры — жалобно промямлил я, а затем добавил еще две кредитки, и уже более смело сказал — И на ремонт палаты.

По широкой улыбке на лице врача, я сразу понял, что деньги дойдут по назначению.

— Меня зовут доктор Ващук, — представилась она уже совсем дружелюбно. — Расскажите мне, что вас беспокоит.

Я снова повторил историю о своем самочувствии, которую доктор Ващук выслушала уже с большим вниманием.

После этого Ващук рассказала, что мне чертовски повезло, что я попал именно в их больницу. Здесь меня обязательно вылечат. Затем, пообещав свести меня с местными светилами из СПерЗдоровья для консультаций, расширенного обследования и улучшенного лечения, гордо удалилась, добавив мне еще одну таблетку из тех, которыми она всех (кроме старого больного) потчевала.

Вторую таблетку, которую мне выдала Ващук, я предложил соседу, которого она обделила своим вниманием. Старый переферец презрительно усмехнулся.

— Знаю я этих спецов из СПерЗдоровья. Лечат больных не от тех болезней, которыми они больны, а от тех, о которых хоть что-то знают. Вот подожди, тебя отправят на дорогущую диагностику, а потом с умным видом будут рассматривать ее результаты, хотя сами в этом ни черта не понимают. А потом еще предложат сделать лоботомию и вместо лобной кости поставить титановую пластинку. Мусули проклятые.

С этими словами старик взял предложенную мной таблетку и ушел в свой угол, где и проглотил лекарство. Соседи зашикали на старика, мол, нельзя так называть лечащих врачей, и так бедные из последних сил стараются.

Вечером, когда наша палата праздновала мое новоселье (теперь я знал, что означает слово «прописка»), я поинтересовался у своих новых знакомых о методах лечения болезней на Перефере и непонятных словах старого переферца насчет титановой пластинки.

— Ну, ты даешь. Ты откуда свалился, — рассмеялись захмелевшие соседи. — Ведь это сейчас самая модная операция. Сейчас многие ставят себе титановые пластинки, чтобы легче держать удар судьбы. А на Покойника не обращай внимания, у него свои счеты с местными врачами.

И после этого, выпив еще по одной, они наперебой рассказали, как этого старика по ошибке, когда он крепко спал после очередной прописки одного из пациентов, приняли за покойника и отвезли в морг. Там через день он очухался и стал бродить в поисках выхода. Но так как все двери были закрыты, старик вернулся на свое место и улегся среди трупов. И только на следующий день, когда ему попытались сделать вскрытие, он проснулся и до смерти перепугал студентов практикантов, которые пришли на практику к патологоанатому. Скандал был невообразимый, но самое неприятное было еще впереди. Оказывается вопреки всем порядкам родственникам Покойника, так окрестили невезучего старика, в тот же день, когда его увезли в морг, выдали свидетельство о смерти. Пока бедолага отходил в морге, а затем обивал пороги местных врачей и доказывал, что он еще вполне живой, его родственники собрались дома у старика на его поминки, ну, и заодно, поделить наследство. Кстати, поминками на Перефере называется застольное мероприятие, во время которого все собравшиеся пьют сначала за упокой, ну а потом за здоровье покойника.

В это время Покойник заявился домой, чем нарушил все планы собравшихся. Сначала они не хотели его принимать и утверждали, что видят его впервые. Затем ему предложили стать еще одним претендентом на наследство и участвовать в дележе на равных со всеми. Дело кончилось большой дракой и судом. Дом старого переферца опечатали судовые приставы до окончания судебного разбирательства, ну а чтобы на это время старику было где жить, его опять отправили в больницу, где все это и произошло. До выяснения подлинности старика и присвоения ему статуса живого. Но, так как представители СПерЗдоровья своей ошибки не признали,  а по переферским законам человек на Перефере может родиться и умереть только один раз, Покойник живет в нашей палате уже полгода на правах привидения. Кстати, только в этой больнице насчитывается два или три привидения. А так как больниц на Перефере много, то общее количество привидений исчисляется не десятками, а сотнями. Поговаривают, что в СПерЗдоровье такой статистикой очень озабочены, и они даже вышли с предложением к Президенту узаконить возможность факта повторного рождения граждан Перефера. Но Президент отправил этот проект закона на доработку, так как чиновники из СПерЗдоровья из-за своей слабой юридической подкованности неясно прописали в новом законе порядок наследования имущества вновь воскресшими переферцами от недавно отдавших концы, то есть от самих себя. Еще Президент потребовал определить размер налога на наследуемое имущество. Ну, в общем, над этим законом еще работать и работать.

Все дружно выпили за здоровье Покойника и веселое застолье продолжилось. Невесело было, пожалуй, старику, да мне. Старик чертыхался и клял себя за то, что не согласился стать претендентом на наследство на равных правах со своими родственниками, а я вспомнил слова первого встреченного мной переферца, когда на вопрос, почему он не хочет вернуться на Перефер, тот сердито ответил:

— Нема дурных!

На следующий день мне было уже значительно лучше, и я попросился у доктора Ващук на выписку. Та долго не соглашалась, так как я не прошел курс обследования и не консультировался у светил от медицины, которым она обо мне уже рассказала. Пришлось мне достать несколько кредиток (на ремонт аппаратуры) и пообещать их ей вручить, сразу после выдачи мне документов. Она долго сопротивлялась и утверждала, что не все от нее зависит, но я добавил еще пару кредиток на ремонт палаты и она, скрепя сердце, пошла на уступки.

Расстались с Ващук мы как друзья, довольные друг другом. Она предвкушала, как в палате, где  я лежал, скоро начнется ремонт, а я радовался как ребенок, что мне удалось так легко отделаться от местных врачей (или кем они там были). Я с опаской ощупывал свой лоб, не поставили ли мне туда титановую пластинку, пока я спал. Но, похоже, все было в порядке.

Продолжение читать здесь.

Иценко Александр Иванович

Категория: Проза | Просмотров: 607 | Добавил: inok | Теги: ЭТА СТРАННАЯ ПЛАНЕТА ПЕРЕФЕР Глава , предисловие к рассказу | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]